Ви зайшли як незареєстрований користувач
Сайт:
Зараз на сайті:

Запис у блозі

06.10.2009, 14:15 рубрика: Репортажі
Восхождение
Додав:
У меня часто спрашивают – откуда такая любовь к горам и походам? Так вот, путешествия с самого детства составляют мою жизнь. Мой отец, военный журналист, писатель и фотохудожник проехал весь Советский Союз. Приезжая в новый регион он всегда показывал нашей семье самые красивые места края. Были леса, поля, реки, моря и горы. Вся эта красота оставила незабываемые впечатления, расширяла кругозор. Появилась привычка к походной жизни. Увлечение туризмом, в последствии горным туризмом, и, наконец, впервые переход к более высокой ступени познания себя и окружающего мира – альпинизму, всё это естественный процесс. Это восхождение началось с рождения, и я посвящаю его своим родителям.

ПРИЭЛЬБРУСЬЕ


         «Приэльбрусье – это храм природы, воспевающий величие, суровость и красоту гор»

Регион расположен в республике Кабардино-Балкария. Приэльбрусье – туристическое название части Большого Кавказа от западных подходов к Эльбрусу до бассейна реки Чегем на востоке. Южная его граница проходит по Главному Кавказскому хребту. Это удивительный край с величественными, покрытыми ледяными шапками вершинами, живописными ущельями, многочисленными водопадами, мягким горным климатом. Имеет статус Национального парка. По известному выражению, Кавказ представляет совершенный хаос всяких климатов – всё тут есть, как будто взяты и перемещены понемногу климаты Сибири, Италии и разбросаны, как попало. Это в полной мере относится к местности, называемой Приэльбрусье.



Жемчужиной Кавказа называют район южного подножья Эльбруса, поэтому Баксанское ущелье, ведущее к нему, стало главным туристическим маршрутом Кабардино-Балкарии. Дорога проходит по берегам реки Баксан, берущей начало из ледников Эльбруса и вершин Главного Кавказского хребта.

  

На берегах Баксана – следы стоянок первобытных людей и памятники средневековья, современные предприятия и научные учреждения, а в конце маршрута туристов встречает седовласый патриарх Кавказских гор – Эльбрус.

Вздымающийся на высоту 5642 метра двуглавый вулканический конус с шапкой льдов толщиной до 94 метров в хорошую погоду виден за сотни километров.

Согласно легенде, орды гуннов, опустошившие Предкавказье  в последней четверти IV века, не осмелились двинуться на юг, увидев на горизонте пылающую багрянцем в лучах зари титаническую пирамиду, и отправились покорять Европу. Не с этим ли преданием связано кабардинское название Эльбруса – Ошхамахо, в переводе «гора счастья»? На языке горцев, балкарцев, его величают более прозаически – Мингитау, «тысячная гора».



ЭЛЬБРУС


По пути строителей «Приюта-11»


Наш маршрут лежал по пешеходной дороге, проложенной в 1938 году. По ней доставляли строительные материалы для здания «Приют-11».

От посёлка Терскол дорога серпантином поднимается по правому борту Баксанского ущелья мимо водопада «Девичьи косы». Здесь снималась одна из сцен фильма «Вертикаль» с участием Владимира Высоцкого. Далее по дороге есть домик, в котором мы провели свою первую ночёвку. За ночь непогода принесла много снега. Утром мы продолжили свой путь. Чуть выше на пике Терскол (3100 метров) находится Эльбрусская солнечная обсерватория, которая принадлежит Украине.

  

На высоте 3300 метров расположены домики бывшей метеостанции. Это 105-й пикет. Он находится на 105-м по счёту 100-метровом участке дороги от Терскола. На подходе к метеостанции, справа от дороги – памятник кавалеристам 214-го полка, которые защищали подступы к Эльбрусу во время Великой Отечественной войны и первыми приняли на себя удар горных егерей дивизии «Эдельвейс», рвавшихся со склонов Эльбруса в Баксанское ущелье.

  

Выше 105-го пикета тропа местами завалена камнями, занесена оползнями. Шли, меняя друг друга при «тропёжке», по потрясающему застывшему лавовому хаосу. Казалось, что он вот-вот придёт в движение, а вокруг ничего больше не было видно. Снег летел почти весь день, и лишь изредка открывалась потрясающая панорама Главного Кавказского хребта, а под ним текла белая река облаков, закрывая Баксанское ущелье. Ни в предыдущий, ни в этот день вершин Эльбруса мы не видели.

  

На вторую ночь мы остановились в доме немного ниже здания «Ледовой базы» (3800 метров), так как она была разрушена, и внутри лежал снег. При строительстве «Приюта-11» возле здания «Ледовой базы» дорога заканчивалась, и дальше материалы доставляли на санях через ледник, наводя деревянные мосты через трещины.

Эта ночь подарила нам сон наяву. Один из участников восхождения встал в три часа ночи попить воды и разбудил нас криком: «Эльбрус видно! Небо звёздное!». Я даже в армии по сигналу «Подъём!» не вставал быстрее. То, что мы увидели, поразило, ошеломило, восхитило. Это не возможно передать ни словами, ни в картинах, ни на фотографиях. Эта громадина на фоне звёздной россыпи, как магнитом притянула нас к себе. Так наверно планеты не могут оторваться от Солнца. Две вершины, как гигантские ворота в другой, более прекрасный мир. Прозвучала мысль собраться и пойти туда прямо сейчас. Мечта становилась реальностью.

  

Утро подарило новые картины. Невероятный восход Солнца, лучами зажигающего вершины. Я чувствовал себя на другой планете.

  



И вот позади «Ледовая база», а впереди ледник «Терскол» со своими трещинами-преисподнями, которые мы пролетали, как на крыльях, и, наконец, подошли к «Приюту- 11» (4060 метров). Заходим в хижину альпиниста Валерия Шувалова, нашего соотечественника, родом из Донецка. Это наш приют на время восхождения. Ставлю рюкзак, и тут же у меня начинается знакомство с «горняшкой». Значительное падение давления воздуха, прежде всего кислорода, приводит к горной болезни, представляющей собой комплекс нарушений деятельности кровообращения, дыхательной и нервной систем организма. До этого момента организм работал чётко, как часы, и тут резко начало мутить, потом рвать и лихорадить и всё это на протяжении двух часов. Был уверен, что это отравление от местного айрана (кисломолочный продукт, похожий на кефир, только жирнее), выпитого утром. Мы его несли с собой из Терскола. Возможно, это поспособствовало, так как жирная пища мешает усвоению кислорода на высоте. Выпил штук десять таблеток активированного угля и пару таблеток фестала, а после четыре чашки крепкого чая. Начало отпускать, осталось только головокружение. Как мне потом сказали, очень часто, горная болезнь ломает именно людей здоровых, непьющих, ведущих здоровый образ жизни. Якобы организм может отреагировать повышением температуры тела до 40 градусов, а спасение одно – срочная эвакуация вниз с горы. Но всё обошлось.

              

Ключ к успеху восхождения – плавная акклиматизация, постепенное перемещение вверх с ночёвками и привыканием к высоте и отсутствию нужного количества кислорода. Только так – второго способа нет. Кстати, влияние высоты, в разных горах ощущается неодинаково. На Эльбрусе 5000 метров соответствуют 6000 метров на Памире и 6500-7000 метров в Гималаях.

  

Помимо специфических высотных условий, сказывается и достаточно зловредное дыхание «спящего» вулкана. Особенно сильно это дыхание чувствуется на самом критическом отрезке маршрута от 5000 до 5300 метров. Бывают дни, когда ветер на Эльбрусе, постепенно меняя направление, именно на этот отрезок приносит «выдыхаемые» через трещины ледника ядовитые газы. В таких случаях усиливается гипоксия, и даже опытные альпинисты-высотники иногда жалуются на головокружение, тошноту и слабость.



Прогноз погоды на следующие 2-3 дня был благоприятным, а ветер как в насмешку, уже кажется, собрался испробовать крепость хижины. И всё-таки, принимаем решение ночью начать штурм вершины.

  

  

17 сентября, четвёртые сутки нашего восхождения. Проснувшись в полночь, поняли, что ветер меньше не стал, но тучи освещаемые звёздами летели где-то внизу. Не давала покоя мысль – как отреагирует организм на набор высоты после такого приступа «горняшки», ведь по правилам мне нельзя было подниматься на вершину. Нужен был ещё хотя бы один акклиматизационный выход до скал Пастухова (4700 метров). Решили, что если кому-то станет плохо, то вернёмся. Полностью сосредоточился на том, чтобы успокоить мысли и абстрагироваться от всего вокруг, спокойно и ровно дышать. Попили чая, поели сухофруктов с орехами, собрались и вышли. Вот тот момент, которого так долго ждал. Ты остаёшься один на один со своими мыслями, лишь на коротких остановках перебросишься несколькими словами с товарищами. Шаг, ещё шаг, след в след, минуты становятся часами, почти гипнотическое состояние, вдох-выдох, мысли лезут одна за другой и где-то внутри подсознания это начинает надоедать, гонишь мысли, абстрагируешься, словно проваливаешься в сон, а всё повторяется снова и снова. Но одна мысль доминирует: «Я уже здесь, со мной всё в порядке, да тяжело, но я могу идти, главное не спешить. У меня нет другого выбора, только вперёд».

  

Потрясающий рассвет ненадолго приводит в чувство. Но вот уже и седловина (5300 метров), камень преткновения для многих. Только остановился, сразу стошнило. Кажется, ветер решил нас здесь остановить во чтобы-то не стало. Спрятались за камнями, недалеко от хижины разрушенной и занесённой по крышу снегом. На коротком совете всё же решаем идти на траверс Западной вершины. Остановиться, значит стать местной достопримечательностью, а о спуске не может быть и речи, да и немцы, которые штурмовали, как и мы, вершину, уже ушли вперёд. Значит вперёд!

  

300 метров по вертикали и около километра по длине – вот она бесконечность! Самое главное – пройти этот подъём. Далее склон становится более пологим. Выходим на вершинное плато, и сразу встречаем идущих вниз немцев машущих нам руками, или это ветер их так?

А впереди вершина! Растягивая удовольствие, делаем небольшой крюк на рядом возвышающийся холмик, и …быстрее на высшую точку Европы. Если с такой скоростью бегают хотя бы черепахи, то я всё-таки бежал. Как-то вспомнилось то, что я быстрее всех бегал в школе.

  

Через девять часов после выхода из «Приюта-11», высшая точка Европы встретила нас во всей своей красе. Минус 28 градусов ниже нуля, скорость ветра 40 метров в секунду (144 км/ч), такой был прогноз, который нам сообщили сразу после спуска. В карте Приэльбрусья есть таблица ветро-холодового индекса (охлаждающая сила ветра, воздействующая на ткани организма, как эквивалент температуры). При температуре равной минус 30 градусов ниже нуля и скорости ветра 17-18 м/с, охлаждающая сила ветра равна минус 66 градусов. Это опасная зона для жизни. В одном из справочников читаю: слабый ветер- 3,4-5,4 м/с, очень сильный ветер (шторм)- 20,8-24,4м/с.

  

  





У самой последней вешки останавливаю уже собирающегося идти вниз Ваню Томасона, инструктора по альпинизму из турфирмы «Клуб ТРОПА», и с трудом, учитывая непогоду, уговариваю его сделать несколько снимков. В перчатках удержать флаг было невозможно, пришлось снять. Хорошо, что прикрепил их вместе с верхонками к рукавам. За доли секунд флаг, перчатки и верхонки закрутило так, будто ветер собрался из них что-то выжать. В те секунды не знал, как с этим бороться, пальцы белели мгновенно. Каким-то чудом размотал этот комок, но, пытаясь прижать флаг к себе, поворачиваясь к ветру, так и не разглядел, какой стороной его держал. В тот момент криков Вани не было слышно и для меня это на некоторое время осталось загадкой. Когда мы подошли друг к другу, я ему прокричал, что хочу взойти на самый верх. Он начал меня отговаривать, но пока я прятал флаг в рюкзак и надевал перчатки, увидел, как он сам чуть ли не ползком залез на вершинный камень и так же спустился. Кажется, фотоаппарат оставался у него. Кстати, цифровой фотоаппарат перестал работать, ещё на седловине, а на вершине снимали механической «Сменой-символ», которой уже 30 лет. Спасибо Диме Бондарю, что сберёг его.

  

Слышу крик Вани, уносимый ветром: «Не лезь наверх – тебя может сдуть!». Но она уже рядом. Последние метры ползу на четвереньках и встаю. Как говорят в Приэльбрусье: «Эльбрус разрешил вам взойти на свою вершину!». Вот он, весь Кавказ под ногами!

  

  

Теперь медленно-медленно вниз. Через пять часов мы снова увидели «Приют-11».

                      

В книге "Шаги по вертикали" автор Сергей Бершов, харьковский альпинист, трижды покоривший Эверест, написал: "У многих возникнет вопрос, если есть такой риск, что же всё-таки тянет в горы? «Альпинистский комплекс», одержимость, навязчивая идея? Награда – изнурённое лицо, обветренная обгорелая кожа, потрескавшиеся губы и святящийся, возбуждённый взгляд. Это после восхождения, если всё благополучно. Такой мученически победный вид можно понять. Победа над собой, говорят, самая большая победа".

  

                                                           Фото Сергея Дёмина, Ивана Томасона


Коментарі(4)

06.10.2009, 19:36 
Додав:
Потрясающий рассказ, замечательные фотографии! Читается на одном дыхании.

Спасибо!

Только почему без нормальной аклемухи? Время подгоняло?

06.10.2009, 21:45 
Додав:
классно. побеждать себя и идти вверх... фото супер.
я б наверное побоялась покорять высокие горы из-за горной болезни :)

11.10.2009, 17:37 
Додав:
Спасибо за отчет!
От души написано!
Респект и уважуха, ребята!

27.10.2009, 08:56 
Додав:
Спасибо за отзывы!) Сразу хочу сказать отдельное спасибо romano, за его инициативу в опубликовании рассказа.
По поводу акклиматизации...сначала планировалось посетить одно из ущелий Адыр-Су или Адыл-Су и акклиматизироваться, но погода в эти дни была хорошей, и решив не упускать такой случай, сразу по приезду начали подъём на Эльбрус.


Маєш що сказати? Зареєструйся.




Ваш аккаунт:

Логін:

Пароль:


Запам’ятати:


реєстрація
Партнери:
Реклама:

        © 2007-2010 Дизайн та програмування: sunny_yo  

Український рейтинг TOP.TOPUA.NET